www.nwtb.ru

Жизненный цикл сооружений

История зодчества славна использованием таких материалов и придумыванием таких конструкций, которые, оставаясь простыми и технологичными в изготовлении, монтаже и эксплуатации, обеспечивают высокую степень надежности и износостойкости сооружений. Это - в совокупности с тщательно продуманной формой - позволяет достигнуть максимально возможной степени как физической, так и моральной долговечности в реальных условиях эксплуатации, которые обычно характерны недостаточным уходом и “неквалифицированными” пользователями.

Запас прочности, простота и понятность элементов, нуждающихся в каком-либо уходе, в подобных случаях оказываются, как правило, столь высокими, что для полноценной и безопасной жизни в построенных зданиях не требуется проводить с пользователями специального обучения или инструктажа. При таких подходах обеспечивается наиболее длительный жизненный цикл сооружения, обусловленный в первую очередь физико-химическими характеристиками конструктивных элементов, большинство из которых являются практически равнопрочными, а также степенью природной и антропогенной агрессивности среды.

Важнейшим следствием, вытекающим из данной идеологии строительства, является то, что при изменении функционального назначения постройки или при переменах иных существенных условий операционной стадии, жизненный цикл сооружения в целом, как правило, не прерывается. Чаще всего, при самой глубокой реконструкции требуется только модифицировать ненесущие конструкции, частично заменить оконечные устройства систем жизнеобеспечения и обновить технологическое оборудование. После выполнения отделочных работ наступает следующий этап жизни, который можно назвать “после реинкарнации”, длящийся вплоть до следующего перевоплощения.

При заботливом отношении каждого поколения к историческому наследию здание может пережить несколько реконструкций, в том числе функционируя после них в разных ипостасях, которые могут меняться практически по всей типологической линейке. История архитектуры и современная практика преподносят многочисленные и удачные примеры того, как жилой дом превращается в офис, амбар - в жилой дом, завод - в универмаг, водонапорная башня - в жилье, замок - в музей, мельница - в кафе и т. п. В таких превращениях многие сегодня справедливо видят особый профессиональный смак и потребительскую привлекательность.

Расхожий тезис о том, что дешевле снести и построить заново, ставший в глазах многих политиков и архитекторов аксиомой, на самом деле в большинстве случаев неверен, поскольку зиждется на порочных методиках подсчета. В них всегда не учитываются, как минимум, ни экологическая, ни культурная компонента.

Под давлением промышленного лобби и при поощрении политиков нынче в ранге модной болезни широко распространилось стремление к применению так называемых прогрессивных материалов, конструкций, изделий и оборудования, к которым приклеен ярлык высокотехнологичных. Как правило, модная продукция многокомпонентна и обладает высокой степенью технической сложности. Это нередко влечет за собой пониженный уровень надежности, особенно в неблагоприятных климатических условиях и/или в ситуации жесткой эксплуатации.

Нынешняя техническая мода на хай-тек не исчерпывается любовью к малонадежной сложности. В наши дни стало популярным использование заведомо недолговечных материалов, которые, кстати, совершенно необязательно дешевы. Оба типа прогрессивных продуктов, попадая в машинный агрегат или сразу в сооружение, неминуемо начинают играть роль слабого звена. Таким образом постройка превращается в конгломерат неравнопрочных конструкций, самая нестойкая из которых может предопределять срок службы и межремонтный период всего сооружения.

Беды в этом, в противоположность прежним бережливым подходам, сегодня принято не видеть. Наоборот, сплошь и рядом встречается осознанное использование конструкций и изделий, умышленно наделенных свойствами „временности", что предопределяет ускоренный физический и моральный износ постройки.

Нельзя сказать, что данная идеология родилась только в последние годы, и это связано с появлением легких сборных конструкций, например, сэндвич - панелей, в которых между двумя стальными или алюминиевыми листами располагается слой деструктирующего со временем пенопласта. Ярким примером временщицкого подхода выступает, в частности строительство хрущоб, начавшееся полвека тому назад под лозунгом перехода от ненужных человеку нового коммунистического общества и отживших свое зданий - плодов ретроградной украшательской архитектуры, к так называемой современной архитектуре, предлагавшей как символ, так и оболочку для общества лучезарного будущего, которые были на самом деле временными и низкого качества, поскольку строилось заведомое барахло. Неудивительно, что произведения современной архитектуры, в отличие от старинных зданий, весьма редко реконструируют и вдыхают в них новую жизнь - это просто нецелесообразно.

В наши дни исчезновение потребительской необходимости в каком-либо сооружении обычно влечет за собой его снос и путешествие на свалку либо, в лучшем случае, аккуратную разборку и выборочную утилизацию. Деструктивные события происходят ежедневно под бодрые рекламные песни строительного руководства о многоразовом использовании зданий и их конструкций.

Политика зачистки площадки стала все более характерной даже для промышленных сооружений, строящихся обычно в виде большепролетных зданий. Такими их обычно возводят с расчетом, чтобы можно было без больших хлопот менять технологические процессы, не трогая строительные конструкции. Однако “коробки” цехов нередко безжалостно сносят после окончания первого жизненного цикла, так как для второй жизни то кран-балки не хватает, то высота недостаточная, то еще что-нибудь не подходит для нового назначения.

По большей части жалеть об этом не приходится, поскольку современные промышленные здания чрезвычайно редко можно отнести к категории украшающих землю. Но здесь более важен эколого-экономический аспект - материальные ценности, на производство которых было затрачено гигантское количество ресурсов, становятся в значительной мере отходами, а для того, чтобы изготовить, смонтировать и запустить в ход основные фонды, идущие на смену снесенным, потребуются новые ресурсы, которые необходимо изъять из природы и отнять у будущих поколений.

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Интересно

Восьмивагонные поезда вышли 10 января на Сокольническую линию метро. Один дополнительный вагон даст 186 тыс. пассажирских мест в сутки и более 68 млн в год. Сокольническая линия – первая в московском метрополитене. Сейчас ее длина составляет 32,5 км, на ней расположено 22 станции. С 1935 года по красной ветке курсировали четырехвагонные поезда. С ростом пассажиропотока в 1950 годы составы увеличили до 7 вагонов. Ежедневно в будни пассажиров перевозят 76 поездов, состоящих из семи вагонов. Их обслуживают электроде...

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7